Код Петипа, или В поисках Раймонды, часть 3. Жан де Бриенн и Фридрих II

 

© some rights reserved. Вы можете перепечатать эту статью с обязательным указанием автора и работающей гиперссылки на эту страницу. Мы будем внимательно следить за выполнением этих условий.
img_1

Автор

Иван Семиреченский

Кстати, тот самый Ричард Львиное сердце, хотя и родился в 1157 году в Оксфорде, вырос и воспитывался в Аквитании. Едва получив возможность создать собственный двор, он населил его трубадурами. Ричард сам охотно упражнялся в славном искусстве песни. К сожалению, кроме двух поздних элегий, ничего не сохранилось из его творчества: из них одна дошла на французском, другая на провансальском языке. Тот и другой были для него родными. С 1169 года он считался “графом Пиктавии” и, стало быть, аквитанским герцогом, а в 1173 году, когда Анри II удалось привести Лангедок в зависимость от Аквитании, Раймунд Тулузский принес Ричарду присягу как своему сюзерену. Сложно сейчас утверждать, были ли Английские монархи катарами, но то, что они и катары не прошли друг друга стороной, это очевидно.

Вспомним хотябы трубадуров матери Ричарда Львиное сердце, рыжеволосой Элеоноры Аквианской. В северных регионах их подозревали в катарстве и дьявольщине: Элеоноре Аквитанской, графине Анжуйской, давалась характеристика “удивительной красоты, но неведомой (очевидно, демонской) породы”. “Эта дама вызывала подозрения близких тем, что во время мессы никогда не оставалась на момент освящения даров, но уходила тотчас после Евангелия. Однажды, когда по повелению ее мужа четыре рыцаря хотели ее удержать, она, покинув двух своих сыновей, которых держала под плащом справа, улетела в окно с двумя другими, которых держала слева, и больше не возвращалась…”. Трубадуром был и …. наш Жан де Бриенн, в летописях о нем говорили: «был известен как автор рыцарских лирических песен». Сейчас наш «автор рыцарских лирических песен» плывет домой, изрядно покуролесив, но ничего не добившись на святой земле.

Как говорится в либретто: «король Андрей II Венгерский, под знаменами которого сражался рыцарь де-Бриен, возвращается покрытый славой в свою отчизну. Не позже как завтра де-Бриен приедет в замок Дорис для бракосочетания с Раймондой. Она в восторге». Вряд-ли она была бы в восторге, зная что ее рыцарь: «Удрученный натиском сарацин на Святую Землю, выехал в западные страны, чтобы искать помощи у папы, у Церкви, у императора Фридриха, у французского короля и других христианских государей».

«Покрытый славой король Андрей II Венгерский» на самом деле сообразил, что к чему, гораздо раньше, и еще в 1218 г. вернулся из этой малоперспективной командировки: «Первым покинул Сирию Андраш II, не проявивший никакого военного рвения и решивший откупиться от дальнейшего участия в авантюре. Так, перед отъездом в январе 1218 г. он посетил крепости Крак де Шевалье и Маргаб и оставил размещенным там иоаннитам (госпитальерам) значительные денежные дары, своего рода плату за услуги по «защите истинной веры от неверных».

Сентябрь – Октябрь 1222 г. Плывет Ваня домой в гордом одиночестве и по прибытию в Италию ввязывается в еще большую авантюру. «Здесь он нашел, что папа и римская церковь терпят великий ущерб от императора Фридриха. Но ссылаясь на то, что Святая Земля чрезвычайно нуждается в поддержке и помощи и что самое благотворное содействие ей мог бы оказать именно император Фридрих благодаря своему могуществу на суше и на море, Иоанн стал убеждать папу заключить мир с императором, простить ему обиды и вернуть в лоно церкви, чтобы Фридрих примкнул к походу. И благодаря стараниям короля Иоанна, весьма мудрого и доблестного государя, договор был заключен». Договор этот подразумевал выдать замуж за императора Фридриха, первая жена которого умерла, Ванину дочь, наследницу королевства Иерусалимского по матери. Вот как об этом рассказывает журнал хронолога того времени в переводе на русский:

«В октябре или ноябре 1222 года легат римской курии Пелагий, епископ Альбано, король Иоанн Иерусалимский и гроссмейстер госпитальеров [Жуарин де Монтегю], попавшие в плен в Египте, все вместе высадились в Бриндизи. Там их встретил император [Фридрих II], в то время [уже] вернувшийся в Сицилию и принял их с почетом. Они же поехали оттуда дальше и беседовали с папой Гонорием в Ферентино, городе Кампании, где [имело место] обсуждение. И император взял дочь названного короля Иоанна в жены. Ибо императрица Констанции, его супруга по воле БОЖЬЕЙ в июне [23.06.1222], была изъята из мирового Света [т.е. скончалась] и погребена в Палермо».

После заключения договора дочь короля Иоанна отплыла из Сирии со словами «Вверяю тебя Господу, милая Сирия, не увижу я уже тебя», и по прибытии в Рим папа Гонорий торжественно повенчал ее с императором 9 ноября 1225 года. Вскоре у них родился сын по имени Джордано, правда, прожил он недолго. Дальше начинается история, достойная самого пошлого современного романа стоимостью не больше доллара.

Кознями врага рода человеческого Фридрих, погрязший в пороке сластолюбия, взошел на ложе двоюродной сестры императрицы и королевы, которая была девицей и жила в отдельных покоях. Императрицу же он оставил и начал дурно обращаться с ней, поэтому она пожаловалась своему отцу, королю Иоанну, на позор, претерпеваемый ею от Фридриха, и на то, как он поступил с племянницей Иоанна. Огорченный король Иоанн высказал свои упреки императору и стал ему угрожать. Тогда Фридрих избил жену и заточил ее в темницу. Больше он с ней не жил и, по слухам, вскоре приказал умертвить. Король Иоанн, находившийся в Апулии и в качестве управителя от имени церкви и императора собиравший и снаряжавший войско для заморского похода, уехал оттуда, и его ссора с Фридрихом сильно помешала подготовке к походу (следующему корестовому походу). Иоанн возвратился к папе в Рим с жалобой на императора, а потом отправился в Ломбардию, где был встречен с почетом и с большим послушанием, чем сам император. После этого вся Ломбардия и Тоскана разделились на партии, потому что некоторые города встали на сторону церкви и короля Иоанна, а другие – на сторону императора. Дальше король Иоанн поехал во Францию и в Англию и получил там щедрую помощь для похода, а также для поддержки заморских городов, занятых христианами.

Куда он конкретно ездил, летописи предпочли умолчать, но посчитали необходимым рассказать нам о том, что: «В том же самом году (1225) король Иоанн Иерусалимский посетил в качестве паломника святыню святого Иакова, а на обратном пути вступил в брак с дочерью короля Испании. Затем, возвратившись в Германию, он прибыл к королю Генриху, сыну императора, с которым отправился в Кельн, где в день Вознесения святой Марии (15 августа) с большой честью и радостью был принят архиепископом Энгильбертом и всем городом».

Конечно, вступил он в брак «на обратном пути» не потому, что было по дороге. Ваня послал заранее своих послов к королеве леди Беренгеле и королю Леону, ее сыну, которые находились тогда в Толедо, чтобы испросить их, не желают ли они видеть его. Это обрадовало короля и королеву. Поэтому король прибыл в Толедо в апреле 1224 года и был принят королем и королевой со всеми почестями. Он обсудил с ними брак дочери королевы, сестры короля. Первоначально король Иоанн намеревался жениться на дочери короля Леона, Альфонсо IX, и его первой жены Терезы. Если бы он сделал это, он мог бы претендовать на королевство Леон после смерти Альфонсо IX. Однако как благоразумная женщина, заглядывающая наперед, королева леди Беренгела предвидела препятствие, которое король Иерусалима должен был создать правам ее сына на королевство Леон, если король [Ваня] заключил бы брак с одной из дочерей короля Леона, которых он имел от королевы леди Терезы, и если бы он остался в том королевстве. Она предпочла отдать в жены королю свою дочь Беренгелу. Затем Ваня отправился совершить паломничество в Сантьяго.

Королева пообещала, и по возвращении короля из паломничества обещание было исполнено. Свадебные торжества были отпразднованы на курии в Бургосе в мае 1224 года, и девушка была торжественно отдана в жены королю. Король и его мать королева и его жена сопровождали короля Иерусалимского и его жену до Логроно и оделили их щедрыми подарками, препоручив их милости Господней. Затем они возвратились в Бургос 2 июня. Как видим, Ваню занесло куда угодно, только не к девушке по имени Раймонда. И самое неприятное, что и дальше он продолжал в том же духе.

После женитьбы, Ваня Иерусалимский возвратился в Германию к королю Генриху, сыну императора, с которым отправился в Кельн, куда прибыл 15 августа. Затем, по возвращении в Ломбардию, ему предоставилась прекрасная возможность отомстить зятю за загубленную дочь.

Растоптав договоренности с папой, Ваней Иерусалимским и фактически самозванно провозласив себя королем Иерусалимского царства Фридрих II без разрешения отправился в свой Крестовый поход и сделал то, чего не удавалось четырем предыдущим походам – в последний раз вернул Иерусалим християнам, причем дипломатическими способами, воспользовавшись расколом в стане мусульман. Папе не понравилось, что божья воля исполнилась не так, как он себе это представлял и он сговорился с Иоанном нашим де Бриеном, что тот выступит с войском против обидчика его самого, его дочери, папы римского и вообще cамого господа Бога.

В отсутствие Фридриха II Ваня возглавил армию котрактников папы Григория IX и, размахивая мечом, вторгся в Апулию – вотчину Фридриха. Все шло хорошо, пока Фридрих срочно не вернулся из Сирии в июне в 1229 года. Высадившись на побережье своих владений, которые подвергаются опустошению, он … принялся ждать. Фридрих был таким же превосходным полководцем, как и любовником. Он ждал, когда закончатся деньги и контракты папских вояк и у них пропадет желание воевать за идеи наместника Всевышнего на земле. Как только войско де Бриенна стало расходиться по домам, города сами стали переходить обратно на сторону Фридриха, который хоть и был порядочным негодяем, но имел превосходный ум, харизму и пользовался безграничным уважением и любовью у своих граждан. После прибытия на помощь из Германии сына Конрада и герцога Австрийского он вернул себе все свои земли, отнял у Святой Церкви все ее и осадил папу в Риме, отступив потом по собственной воле от стен вечного города.

В очередной раз не сыскав военной славы, Иван опять был выручен его политическим авторитетом. Слишком молодому наследнику латинской империи Болдуэну II требовался регент (няня и император), и бароны предложили Ивану стать во главе этой порядочно похудевшей империи. В 1929 г. Иван согласился на предложение, выдал для уверенности за одиннадцатилетнего наследника свою четырехлетнюю дочь от последнего брака и появился в Константинопольской бухте Золотой Рог осенью 1931 г. В то время его недруг Фридрих II пошел на союз с Византийским царем Ватацем у которой была вечная цель – Константинополь. Ватац встав под знамена Болгарского царя Ивана Асенья II и принялся беспокоить нашего «пенсионера» Ивана Иерусалимского.

У Константинополя не только не было союзников, кроме папы, но и не было армии, кроме 160 рыцарей. С таким войском Иван де Бриенн и одержал свою героическую и последнюю победу. Молодой царевич Болдуэн II отправился в Рим за финансовой помощью, и в это время Жан, Джон, Иоанн и, наконец, Ваня де Бриенский умер. Произошло это 23 Марта в Константинополе.